(по)Х(о)РОНИКА

(

Говорят, что поминальные дни 3, 9 и 40 выбраны не просто так.

За каждый указанный срок происходят определенные изменения, которые можно объяснить спиритическими категориями, а можно — биологическими. Я не супер-пупер биолог, знаю только малую часть, а объяснять могу ещё меньше. Но и у нас с тобой тут не лекторий, а разговор у куллера, так что слушай.

Мозг, будучи ленивой тварью, пытается максимально оптимизировать свою работу. Чтобы обрабатывать информацию быстрее и оптимальнее, он создаёт дополнительные нейронные связи. Например, формируется связь, что в месте, куда ходишь в туалет, со временем появляется определённый запах. Теперь, в новой ситуации, если ты услышишь запах дерьма рядом с укромным уголком, мозг в момент выдаст тебе мысль, что тут скорее всего туалет.

Я сейчас очень-очень поверхностно про это, на самом деле там много всякого накладывается. Главное для меня сейчас — донести суть.

Про сроки в 3 и 9 дней не скажу, но вот 40 дней — точно достаточно для того, чтобы разорвать предыдущие нейронные связи и сформировать новые. За 40 дней точно формируется привычка. За 40 дней мозг (как бы цинично это не звучало) разрывает основные нейронные связи, отвечающие за конкретного человека. Привычка жить без человека — тоже привычка, если так копнуть.

Сегодня 15й день войны. 14 полных дней уже сформировали у меня какие-то новые привычки. Например, с осторожностью вслушиваться в каждый протяжный громкий звук. Или видеть во сне вертолеты, которые выпускают ракеты по дому моих родителей, когда меня там нет. Пускай это всего лишь сон, но он даже не тревожный. Это просто сон. Я не просыпаюсь в ужасе. Ужас войны он вот он, в реальности. Во сне он точно не хуже. Во сне я могу хотя бы проснуться.

Сушки, летающие на супернизких высотах уже вызывают не больше эмоций, чем грузовик, громыхающий на дороге за домом. Бедный ассортимент в магазинах — тоже уже норма. Купил гречку и рад. Или сосисок. Не знаю каких. Просто тех, которые есть.

На пятнадцатый день войны уже не хватает ресурса поддерживать всех вокруг. Ограничиваемся простым «как ты?» и, при необходимости, запросом на помощь.

Новостей особо нет. Они как бы и есть, но важное там редко бывает. Залипать в них всё меньше и меньше смысла.

За четырнадцать полных дней выработалась привычка читать. Сначала новости, скроля десятки каналов. Теперь удалось перевести это чтение на книги. Взял телефон и вместо списка каналов открываю книгу. Даже если на три минуты. Спасает.

Новости от знакомых, из элитного пригорода Киева, превратились в какой-то пересказ трэш-ужастика. «Просидели 10 дней в подвале» или «хоронили соседа по частям» — уже не вызывает ужас. Только облегчение от того, что тот, кто пишет — жив.

Фильмы — наоборот — стали пресными и какими-то ещё больше нереальными. Ракеты так не летают. Люди так не умирают. Поэтому остановился на книгах окончательно. И потреблять проще, и переключаться легче.

В понедельник начался большой пост. Который предпасхальный. Я не религиозен, но в этом году хотел попоститься. Основное в посте — это не еда (все ограничения церковные логично бьються по естественным сезонным ограничениям, но об этом не сейчас) — а ограничение себя в чем-то привычном, слежении за собой. И если с едой, опять же, я начал заниматься с первого января, хоть и не по своей воле, то вот вот внутренние ограничения пешил ввести. Например, с понедельника полностью отказался от использования мата. В публичном пространстве я и старался не выражаться, но теперь полностью заблокировал себе такую опцию. Даже в мыслях стараюсь избегать. Никакого подтекста или скрытых смыслов, только чистоты речи для. Ведь «могу и знаю как», не значит «нужно постоянно пользоваться». Ну и практика отказа от чего-то привычного.

На цьому все.
Все буде Україна 💙💛

Оставить коммент

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.