Дело семейное

Д

В мае прошлого года мы с братом были в горах. И после похода приехали во Франковск поесть да почилить. Там сняли квартиру на букинге. Хозяин квартиры общался с нами на английском, но мы списали это на то, что букинг — толерантная площадка для английского языка, профили у нас с бро тоже на английском заполнены, может это такая клиентоориентированность.

Дверь нам открыл странного вида парень, очень небрежно (даже неопрятно) одетый. С одной особенностью — у него неправильно работали правая рука и правая нога. Мы поздаровались на украинском, но он только улыбнулся и выжидающе продолжил на нас смотреть.

Парень оказался американцем. Настоящим таким, классическим, можно сказать, коренным (если говорить не о коренных индейцах, а об американцах, предки которых приехали еще в середине 1800-х годов). Он снимал шикарную квартиру, жил в ней и сдавал комнаты посуточно, в основном приезжим иностранцам. Видимо, наши англоязычные профили сыграли какую-то роль, и нас тоже допустили. Цены, что интересно, были совсем не американские. Он даже нам сделал какую-то скидочку и за три ночи мы заплатили около 20 баксов. Всего. За двоих. Халява.

С нами он практически не общался, сидел в своей комнате, что-то кодил под видео с англоязычного ютуба. Но в один из вечеров, мы вернулись с очередной гастропрогулки, тусили в квартире и Джону захотелось поговорить. Он начал рассказывать что-то про девушек, про Байдена и какие-то локальные для него мемы. Такой, смол толк около кулера в офисе.

Уж не знаю почему, но решил он поделиться историями из детства. Упомянул свою бабулю, с которой жил долгое время. И неожиданно спрашивает: «пацаны, а знаете вот этот прикол про Алабаму и инцест?». «Офкос», — отвечаем мы ему. «Ну так вот, это не прикол», — смеясь говорит он нам.

Прадед, отец его бабушки, жил и работал на ферме на юге страны, где-то на границе Джорджии и Северной Каролины. Территории для ферм были огромные, и чтобы эффективно обрабатывать взятую в аренду землю, нужны были рабочие руки. Работников можно было нанять за деньги, либо родить. Каждый фермер выбирал свой путь. Отец его бабушки выбрал второй путь. Бабушка была одной из 16 детей. Вроде бы, не от одной жены, но это не так важно. Важно то, что это было нормой, иметь такое количество детей в семьях. Дети, работая на ферме, «плодясь и в землю ложась» (это я цитирую Фолкнера, типа дохрена умный), взрослели и заводили свои семьи. С дедом Джона, его бабушка познакомилась, когда с подругами в один из свободных вечеров зависала в местном дайнере. Искра, вспышка, безумие. Они играют свадьбу, и спустя несколько лет узнают, что они вообще-то, троюродные брат и сестра. И никогда в жизни не виделись, до момента встречи в том дайнере. Семью разрушать, конечно же, никто не стал. Только развели руками. Бывают в жизни огорчения, что ж теперь, не жить её что ли.

История сама по себе впечатляющая. Но я, склонный к поиску аналогий и подобий, преломил полученную информацию на наши реалии.

Если взять какую-то отдаленную от города деревню (или село), где люди живут достаточно давно и занимаются в основном сельским хозяйством и продажей натуральных продуктов, то получим примерно такую же картину, как и в условной Алабаме. Поговорить с местными жителями, окажется, что каждый каждому кум-сват-брат. Даже в нашей, не очень старой деревне в Рязанской губернии, жило много родственников. Не наших, а местных жителей. Тогда, в моем детстве, это был просто занимательный факт, что двоюродные или троюродные сестры виделись два-три раза в год, имели разницу в возрасте до 10 лет, и вели себя как просто хорошие летние подруги.

Связана ли врожденна особенность Джона с тем, что его предки были кровными родственниками, я не знаю. Он не говорил, а мы не спрашивали. Да и не так это важно. Важно то, что одним мифом в моей жизни стало меньше, а одной познавательной историей больше. А через меня — и в твоей.

Оставить коммент

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.