Пошли четвёртые сутки.
Война идёт. Мы стоим. Даже если в твоей стране это запретили называть войной, знай, это война. И это не украинские фейки. Это не преувеличения.

— вот ты, как местный, всё-таки, как оцениваешь ситуацию, прям опасно у вас?
— дедуль, я тебе только что рассказывал, что города накрывают артиллерией, жилые дома бомбят, чудом там мало жертв. Как думаешь, это всё достаточно?

— у нас есть вариант вас двоих отвезти в Польшу, к друзьям. Дальше сможете к малому в Австрию.
— а вы, — спрашивает ма в слезах.
— а мы будем тут.
— ну уж нет, я раньше автомат возьму и пойду воевать, чем вас тут одних оставлю. Мы будем тут вместе.

И мы остаемся вместе. Жутко, когда пролетают над головой СУшки. Но не страшно. Мы вместе. На своей земле. И каждый из нас готов убивать того, кто на неё покусится.

Исчезли партии, политические убеждения и разногласия. Есть только один народ. То количество еды, одежды, ресурсов, которое собрали за эти пару дней не укладывается у меня в голове. Вот у кого-то не укладывается в голове, как может начаться война в 2022 году, а у меня — как люди забыв про всё стали единым целым.

Столько, сколько я общаюсь со всеми знакомыми за последние трое суток я не общался, наверное, последний год. Я не знаю, я в ресурсе или нет, но каждый поддерживает каждого. И слабину нельзя давать. Никто не даёт.

Что касается россии, то россия, как страна — всё.
За трое суток она перестала существовать для всего мира. Даже если ты ещё это не понял. Никто не хочет видеть у себя россиян. Никто не хочет давать им денег или ресурсов. Великая страна, которой никто был не нужен, которая умеет в импортозамещение и свои технологии, осталась одна. Ведь ей никто не нужен.
На четвёртые сутки, те, кто топили весь мир в говне от имени россии, осознали, что в говно погрузились они сами. И это очень незаметно получилось. Неожиданно, у них не стало денег и виллы за границей. Нельзя расплатиться эплпеем. Да и последний айфон у них, скорее всего тот, который сейчас в руках. Справедливо ли это? Думаю, да. В Библии есть строчка, которую не правильно цитируют. Говорят «не суди и не судим будешь». На самом деле там не так. «Какой мерой осудишь, будь готов, что и тебя этой мерой осудят». Называв всех вокруг фашистами, сами стали фашистами и нацистами. Хотели, как в Германии. От плохой формулировки и посылов во Вселенную, получилось как Германия времён после Второй мировой. Униженная, и жалкая, которой никто не хочет подавать руку.

Мне жалко только своих друзей. Хочется, чтобы они успели выбраться оттуда, пока не стало слишком поздно. Пока ещё есть возможность отмыться от всей грязи государства.

У нас у всех всё будет хорошо. У кого-то раньше. У кого-то позже. У кого-то очень не скоро. Но будет.

І все буде Україна.
А рускій корабль ідет нахуй


И ещё одно.
Если когда-нибудь, кто-нибудь из россии спросит у меня лично, «за что нам всё это?!», я отвечу.

Отвечу, что это за смерть детей в Сумах. За смерти фельдшеров в обстрелянной машине скорой помощи. За разрушенные дома в милом, красивом Киеве. За ракеты в Харькове.

За то, что мои красивые друзья-девочки вынуждены ехать через всю страну, спасаясь от обстрелов. За то что те, кто не смог уехать, вместо того, чтобы записаться на ноготочки, идут записываться в добровольцы. И вместо апероля готовят молотова.

За слезы моей сестры, из-за воздушной тревоги. За слезы моей матери от страха потерять нас.

И в конце-концов, за мой блядский желудок, который снова разболелся от нервов.

Оставить коммент

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.