На̶c̶ука

Н

Я конченый романтик. И законченный тоже. Примерно в равной степени. Конченый — потому что до сих пор ведусь на всю эту фигню, а законченный — потому что если уж я романтик, то я романтик до самого конца.

Вся прелесть, она же и беда, заключается в том, что никакие события или обстоятельства не меняют этого романтика. Нет, они конечно же влияют на него, порой очень сильно, но все равно не в достаточной мере, чтобы уничтожить его полностью.

Так что не обессудь, сегодня я буду с тобой таким. Грязным и мокрым от весеннего непостоянства погода. Побитый, а местами навылет пробитый весенними непостоянствами чувств и эмоций. Но живой. А это, наверное, самое главное в жизни, и именно то, что отличает ее от существования — осознание собственной живости (а порой и живучести).

***

В свое время у меня была просто прекрасная метафора про то, как какие-то обстоятельства парой ударов укладывают меня на лопатки в грязь, одежда пропитывается этой грязью, тяжелеет, тело погружается всё глубже, а по лицу хлещет мерзкий ледяной дождь. Этим дождем прекрасно скрываются слезы. А они в свою очередь, практически нивелируют боль от ледяных капель, вытесняя ее огненной болью изнутри. Я не хочу искать полный текст той метафоры — мне не хочется снова в полной мере прочувствовать описанное там, да и к тому же мне просто лень. Так что постарайся уловить суть из этого пересказа, он не так уж и плох.

***

Помнишь, тогда в автобусе я тебе сказал, что не люблю весну. И ты еще спросила почему. Вот примерно поэтому. Ты, конечно, уже не прочитаешь, но  это самый наглядный пример. Ты понимаешь о чем я, да?

***

Каждый раз приезжая на родину, я получаю от нее под дых. Будто, меня каждый раз встречает хулиган на районе, который при каждой встречи так и норовит позадираться — то пинка отвесит, то вот как сейчас, под дых. И пинки от нее, от родины, я выношу еще нормально, синяков почти не остается, а вот от таких ударов я подолгу не могу восстановить дыхание. В прошлый раз это заняло около года. Сэд бат тру.

***

Знаешь, в моем возрасте заниматься рефлексией чувств и вообще как-то размышлять или страдать по поводу отношений — глупо. Ну потому что, чувак, сколько можно. Один раз отличается от другого только контекстом и декорациями, ощущения и переживания примерно одинаковые каждый раз, и нет никакого смысла обсуждать их. Хватит. Я и так наговорил тебе сегодня уже достаточно.

***

Забавный факт обо мне #123: в эмоциональном плане я — смягчающая удар подушка. Когда-то я понял, что нет никакого смысла взрываться агрессией на агрессию или негатив, и потому принимаю на себя удар и гашу его об себя и свои нервы. Я потом немного страдаю, переживая это все внутри, но по итогу получается хорошо всем. Эдакий эмоционально-чувственный абсорбент. Печень для души.

***

В эту поездку в родной городишко, уже на выезде, подумалось о том, как бы он выглядел лет через 10-20 после кибернетической революции. Когда импланты и всякие «высокие» технологии перестали быть чем-то особенным и плотно вошли в жизнь обычных граждан. В нем бы не было этой растиражированной атмосферы нуарного неонового города. Нет. Это было бы скорее кибернетическое захолустье, помойка второсортных технологий, которые мало прижились в обществе, и, по сути, никому не нужны. Там и тут свисали бы высоковольтные провода в толстой прорезиненной оплетке, стояли бы отключенные и начинающие ржаветь промышленные роботы. Почему-то мозг никак не хочет рисовать картину процветающего города. Там навсегда останется уныние, отрешенность, некое забвение, посредственность и некоторая степень обреченности, пропитывающая всю атмосферу. А еще там останется мое детство.

***

Квартира мне, в принципе, понравилась. Если бы я выбирал себе квартиру, то точно присмотрелся бы к ней. Большая, просторная, с высокими потолками. Почти такая же, как когда-то была у нас. Только в нашей жили мы, низшие уровень среднего класса, а в этой явно обитала партийная верхушка. Вряд ли простые смертные могли жить в огромной квартире с видом на главную площадь города.

Он позвал нас сюда, чтобы мы не тратили деньги в кафе и не чувствовали себя скованными там. Ну и еще, чтобы познакомить со своей новой девушкой. Мне приятен каждый пункт. Особенно, что они связаны с двумя самыми близкими друзьями детства.

Единственное, что меня напрягает в этой квартире — старость, царящая повсюду старость. В потертом паркете, в серванте с фамильным хрусталем, в коврах на стенах и накидках на кресла. Отовсюду на меня осуждающе пялится лик элитарной старушки. Чтобы отделаться от него, стараюсь почаще заглядывать на дно стакана.

***

Примерно к девяти вечера у нас закончился ром. Вернее, почти закончился. Наступило то непонятное состояние, когда вроде бы и хватит уже пить, но душа требует продолжения. Я снарядил экспедицию сквозь метель и переметы в ближайший вино-водочный за дополнительной порцией пиратского напитка. Я был бы не я, если бы не возглавил ее. В принципе, я готов был отправится туда и в одиночку, но мы пошли втроем. Не слушая остальных товарищей, я, дерзко введя пинкод своей карты, увеличил наш запас рома на полтора литра. Честно сказать, я не знал, сколько нам еще нужно. Первые два литра ушли на ура всего за пару часов, а бежать сквозь такую метель еще раз мне не хотелось совершенно. Решил перестраховаться.  Забегая вперед, скажу, что из полутора литров мы осилили только половину. Нет, не половину партии, а половину литра. Да и ту не до конца. Но зато я покатался на льду и чуть не упал с весьма ценным грузом.

***

Еще где-то в середине второй бутылки я признался пацанам, что я немного бьюти блогер. Для них камин аутом было уже то, что я более-менее регулярно пишу что-то, а то, что я пишу на бьюти тематику (постараюсь в ближайшее время подкинуть туда кой-чего интересного) выбило из колеи нормального разговора на добрый десяток минут. За то время, пока они поглядывая на меня исподлобья добивали содержимое своих стаканов, я с девушкой одноклассника обсуждал крема для такой погоды, как сейчас за окном. Это было немного странно, но интересно.

***

Около одиннадцати вечера моя рука как-то неожиданно оказалась у Санька в бороде. Ну, на его подбородке. Не смотри на меня так! Да, это звучит очень подходяще для другого камин аута, но уверяю тебя, все не так, как тебе кажется. Я бы скрыл этот момент, если бы не одна фраза, которая перевернула если не мою жизнь, то уж точно мой вечер. Я отметил, что у него борода очень жесткая и непослушная, и если ему хочется чтобы она выглядела более аккуратной, то стоит посмотреть в сторону смягчающих масел и бальзамов. Ой, не смотри на меня так. Борода — это такие же волосы, как и на противоположной стороне головы и за ними так же нужен уход, если не хочешь, чтобы они были похожи на волосы с мошонки. Так вот, я отвлекся. Через некоторое время, Санек, стараясь не смотреть мне в глаза, почти в полной тишине, низким голосом изрек: «я сейчас скажу странную вещь… Но ты не обессудь. У тебя очень нежные руки. И теперь, я, кажется, понимаю, почему у тебя столько историй про девочек». Чтобы хоть как-то разрядить обстановку, я еще раз провел тыльной стороной пальцев по его щеке и нежным, совсем уж пидорским голоском спросил «тебе правда нравится?». Мы поржали и продолжили пить. Уже утром я спросил у него, помнит ли он свое признание, на что он мне ответил, что, к сожалению, да.

***

Около полуночи Сереге приспичило покурить. Вот только сигареты он оставил дома. Я вызвался добровольцем в метель. Взял с собой пацанов, чтобы они тоже проветрились немного. В итоге, оказалось, что все магазины поблизости, в которых можно было бы приобрести сигареты, закрыты и придется идти куда-то дальше. Непрерывно падая, кормя друг друга снегом, катаясь на льду и снова падая, мы дошли до только что закрывшегося торгового центра. Около него Серега поймал какую-то девушку, у которой стрельнул сигарету. Мы собрались уже идти домой, как то ли Медведь, то ли Санек крикнул в пространство пьяным басом, что какого хрена он взял только одну, надо было брать несколько, чтобы не ходить потом еще раз. Неизвестно откуда появилась та самая девушка и протянула Сереге еще пару тонких ментоловых палочки, в надежде, что теперь то мы отправимся восвояси. Мы не договариваясь решили оправдать ее надежды и таки отправились по обратному маршруту. Какого-то хрена мои взрослые друганы никогда не пробовавшие сигарет, решили исправить это недоразумение и наверстать упущенное. Стрельнув сигарету у Сереги, они попытались ее прикурить, но у них, ожидаемо, ничего не получилось. В очередной раз взяв инициативу в свои руки (и рот), я показал, как надо прикуривать и что делать с сигаретой дальше. После пары затяжек они решили, что им этого хватит, для того, чтобы закрыть еще одно дело из списка «попробовать в этой жизни всё». Сигарета отправилась обратно в карман к Сереге, а наша небольшая стая — домой. Мы опять падали, катались на льду и ржали как кони. Благо, в ночную метель ни у кого не хватило ума выбраться на улицу. Венцом нашего небольшого тренировочного покорения южного полюса стала потеря Медведем ключей. В трех метрах от подъездной двери. Хорошо нас было много и мы вместе быстро отыскали потерю. Можно было продолжать уничтожать запасы рома.

***

Ночь закончилась как-то неожиданно быстро. Сначала стало плохо одному, потом второму. Одного, накормив активированным углем, уложили спать, а второго отправили домой. Я тоже собирался домой, но мои сборы затянулись на час или около того. Домой я попал в прекрасном расположении духа где-то к четырем утра. Неожиданно встретив возмущенного дедулю, у которого я остановился в тот день, и выслушав мораль по поводу моего позднего возвращения (ой, дедули и бабули такие милые, когда ругаются) я завалился спать.

***

Утро, неожиданно для меня, началось в районе половины десятого и, быстро освежившись в душе и расслабившись крепким чаем, собрался и помчал к моим больным братьям по оружию, сделав по дороге к ним пару дел. Одноклассники-собутыльники болели всё утро. Особенно больно им было смотреть на бодрого меня. Медведь сделал несколько предположений, почему так может быть (1. я конченный алкаш и меня это просто не берет, 2. у меня особенный организм, 3. я наливал себе меньше остальных, 4. мудак) и я не согласился ни с одним из них. Возможно, я просто к своим годам научился пить. Или может, нет. В любом случае, «а судьи кто?».

***

Весна пришла уже окончательно. Снега тают, ноги мокнут, птицы поют, коты орут. Орет еще что-то внутри и когтями пробивает себе путь наружу, но мы же договорились с тобой не рефлексировать на эту тему, да? Вот и не будем.

Пора строить какие-никакие планы на лето, начинать готовиться к пляжному сезону и гладить любимые шорты. Пора становиться яркими и цвести. Можно даже с шипами, если не для нас эта розочка росла.

Не промокай там особо и следи за здоровьем. Не забудь закупиться в кровельном отделе строительного супермаркета усиленными крепежами для кровли. Говорят, по весне часто срывает крышу.

Оставить коммент

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.