Три метра над уровнем неба

Т

— Давай, еще раз.
— Нет. Я уже устал.
— А я говорю, залезай.

Нас 6-ро. Мы стоим у отвесной стенки. Народ называет ее «Студент». Почему  —  никто не знает, просто так повелось.

— Ну блин, я и правда устал. Я только что пролез вон тот, первый маршрут.
— Поверь, когда пролезешь этот  —  будет кайфово. Честно.
— Ярик, ну блин… Я уже пытался два раза. И зависал вон на той точке. И мне уже и сейчас кайфово.

Я сопротивляюсь. Я пробовал уже два раза, но так и не одолел этот маршрут. Да, у других получалось и с первого раза, а я не могу. Третий раз я не хочу лезть. Я устал. Я ищу оправдания. Хотя бы для себя. И дело не в том, что я боюсь выглядеть перед ними слабым, нет. Я боюсь перед собой. Во избежании падения, я боюсь даже попробовать.

— Поверь мне, тот кайф, что сейчас, не идет ни в какое сравнение с тем кайфом, который будет потом.
— Гриша, не дури. Тем более,ты еще и систему не снял. Давай. Хотя бы попробуй. Не получится, значит не получится. Но почему-то нам кажется, что на третий раз все выйдет.
Отлично, их теперь двое.
Махнув рукой, иду к трассе и начинаю ввязываться.
— Лука, подстрахуй.
— О, вот это по-нашему!
— Давай! Все получится!
— Угу.

Странно, почему они верят в меня больше, чем я сам? Зачем я им что-то буду доказывать? Или я буду доказывать себе? Я запутался. Нужно просто попробовать и слезть.


 

Я поднялся до того момента, на котором застрял в первый раз. В прошлый раз я его прошел. Не сразу, но прошел. Но я не помню как. В голове пустота. Я не вижу никаких решений. Отчаяние захлестывает. Я уже готов опустить руки и спускаться вниз. Лука и Ярик снизу что-то подсказывают. Конечно им просто  — они не тут. Им оттуда все видно совершенно не так. Я хочу вниз, на землю.


Я вишу тут уже минут десять. И никакого решения.
— Короче, смотри. Я сейчас тебя держу в натяжке, а ты просто выталкиваешься ногами и дотягиваешься до того уступа. Все просто. Главное —  вытолкни себя ногами.

Всегда считал, что альпинисты и скалолазы лазят на руках.

«Гриша, никто не лазит на руках. Если ты лезешь на руках  —  это не правильно. Правильно лазить на ногах. Ноги сильнее рук во много раз. если ты будешь ползти только на руках, то через 3−4 метра ты выдохнешься, какой бы силой ты не обладал. А теперь представь себе 6-ти часовые соревнования. Работай ногами, руками просто корректируй и помогай в самых крайних случаях»

Делаю над собой усилие и с рыком выталкиваюсь ногами. Адский огонь прожигает каждую мышцу в ногах. Выжимаю только на треть. Немного расслабляюсь и готовлюсь вернуться в исходное положение. Но я замер на месте. Лука жестко зажал меня страховкой. Он удерживает меня. Я усмехаюсь. Появился лучик надежды. За три подхода я таки вылезаю на нужную мне точку. Народ снизу улюлюкает. Теперь впереди еще один «ключ». На нем то я и застрял в прошлый раз.


 

Я торчу около него уже несколько минут. И все равно не знаю, как подобраться. Вдохновленный прошлой маленькой победой я не готов сдаваться. Пока не готов. Запускаю руки в сумку с магнезией и хорошенько обмакиваю в нее пальцы.

— Лука, держи в натяжении постоянно.
— Хорошо.
— Только постоянно.

Я боюсь сорваться. Как вчера. Страх сковывает тело, а мозг не может расслабить мышцы и довериться страхующему. Потому что вчера меня не удержали.

Собрав всю волю, одним рывком подтягиваюсь на уступе и делаю выход на одну. Почти как на турнике, только на 6 метрах над землей. Руки дрожат и не слушаются. Но я под громкое улюлюканье снизу поднимаюсь на уступе. Я победил себя уже два раза. Теперь точно только вперед.


 

До конца осталось всего ничего  —  метра два, может и того меньше. Опускаю взгляд ниже и уже жалею об этом. Они внизу такие маленькие. А значит я очень высоко. И если Лука не удержит… Даже страшно думать об этом. Поднимаюсь еще на один уступ и понимаю, что я попал в ту же ловушку, что и вчера. Вот теперь все очень плохо. Очень.

«Народ, вот вам простой закон — распределяйте вес по диагонали. Если вы уверенно стоите на правой ноге — держитесь левой рукой. Если на левой, то наоборот — правой. Будете держать вес на одной стороне — вас начнет крутить в ту сторону, на которой вес. А по диагонали вас просто прижмет к скале, и вы будете держаться не силой, а только своим весом. Этого вполне хватит»

Я вжался в скалу и не могу пошевелиться. Я увидел как натянута веревка и мной завладела паника. Я парализован и не знаю, что делать.


 

Вчера я допустил ошибку. Я поспешил и не распределил вес правильно. А еще, я сильно ушел вправо от трассы. Девочка, что страховала меня, отвлеклась и не заметила этого. Я держусь левой рукой и стою на левой ноге. Кроссовок соскальзывает и я, просев немного, лечу влево. Скала. Поляна. Скала. Поляна. Удар. Вскрики внизу. В голове каша из образов, звуков и ощущений. Мысли… мысли не выживают в такой ситуации. Я толком и не понял, что произошло. Главное  —  я не ударился головой. Теперь я понимаю, что ударился не спиной, а скорее ребрами. Шок проходит, я перекручиваюсь обратно. Я продолжаю лезть, но более осторожно. Неловкое движение и я снова срываюсь в «маятник». На это раз все еще быстрее, и удар сильнее. Она снова не удержала меня и не следила за мной. На смену шоку приходит страх. Животный страх за свою жизнь. «Там внизу все сухо? Ни на кого не попало?»  —  отшучиваюсь я, а сам понимаю, что не пригнувшись вовремя, эти коричневые гладкие камни могли быть последним, что я видел в своей жизни. Те кто кричат, что не боятся смерти  — врут. Или безумцы. Это самый страшный момент, который только был. А осознание этого  —  еще страшнее. Лез человек вверх. Момент и на веревках висит мешок с мяса и костей. Тот кто лез, просто немного ошибся. А тот, кто страховал  —  просто немного отвлекся. Две мелочи накладываются и цена этих ошибок  —  жизнь одного из них.


 

Паника сковала тело. Я вижу этот маятник. Я вижу землю, десятью метрами ниже. Я знаю, что падать я буду быстро и не очень громко. Прижимаюсь щекой к теплому камню. Даже если я не упаду, меня мордой протащит по скале пару метров влево. Несмотря на припекающее солнце за спиной, меня прошибает ледяной пот.

Руки дрожат. Мне никто не поможет. Никто не залезет сюда и не снимет меня. Но я не могу сдаться. Я почти победил. Еще каких-то пару метров. Два рывка. Но я боюсь отпустить скалу. Хват слабеет  —  руки больше не могут выдержать такое напряжение.

Я вжимаюсь в скалу. Горячий камень отрезвляет. Вот оно, решение. «Успокойся». Мысль не очень уверена. «Успокойся». Уже шепотом. Вроде, работает. «Успокойся». Тихим голосом. Паника отступает, я могу контролировать свое тело. Вместе с собой паника забирает все силы. Все тело колбасит от напряжения. Но теперь, победив панику, я знаю что делать. Я готов победить страх. Я перебарываю себя и доверяюсь Луке. Он выдержит. Он следит. Он не упустит ничего и спасет меня. Я верю ему и полностью доверяюсь страховке.

Смещаюсь влево, что бы вернуться на свою трассу и избежать «маятника». Нахожу пару зацепов и в три движения, из последних сил вылезаю на вершину.

Я сделал это. Я победил ее. Я победил его. Я победил себя. Того, которым был еще полчаса назад.


 

— Ярик, это просто невероятный кайф. Он и в сравнение не идет с тем, что было!
— Ну, я ж тебе говорил.
Я только коснулся ногами земли и меня все еще трясет. Трясет от напряжения и от сошедших с ума эндорфинов.


 

— Вова, ты  —  бог!  —  жуя колбасу с салом и кетчупом, сообщаю я. Пока я проходил этот маршрут, он успел смотаться в лагерь, приготовить бутербродов и принести сюда. Он поистине фантастичен.


 

— Вова, у меня все тело ломит. Это ж хреново?
Вова сидит на камушке и задумчиво курит.
— Нет. Это хорошо.
— Но ведь это значит, что я неправильно лазил…
— Это хорошо,потому что значит, что ты лазил. Вот у меня ничего не болит, и это плохо. Это значит, что я не лазил.


 

Лето, которое началось с победы  —  по определению не может быть плохим.

Оставить коммент

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.